Теплый Пледик
И долгими зимними вечерами...
Сказка первая.
Апельсиновая сказка

Жил на свете апельсин.
Он родился в замечательной стране с ванильным небом и горячей землей. Но ее апельсин не помнил. Помнил ящики — мрачные, темные. А теперь знал свою полочку на витрине большого, шумного магазина.
Апельсин ничем не отличался от своих рыжих родственников: был круглым, сочным, весь в веселых пупырышках.
Но Девочка выбрала именно его:
- Мама! Смотри, какое солнышко!
Апельсин порыжел от смущения: его еще никто никогда не звал солнышком. Звали — апельсином, звали — цитрусовым, звали — фруктом, но солнышком — никогда… Поэтому он сразу же полюбил эту чудесную Девочку с волшебными глазами: ведь только она под рыжими пупырышками сумела разглядеть — солнце.
Целый день они играли вместе. Девочка рассказала апельсину много интересных вещей, которые он не знал, живя на витрине универсама. Девочка познакомила апельсина со своим куклами. Апельсин вежливо поздоровался со златокудрыми красавицами: если честно, их неприступно-прекрасные лица не понравились апельсину, но ему очень хотелось понравиться подружкам своей зеленоглазой волшебницы.
Под вечер Девочка положила апельсин на подоконник, а сама куда-то убежала.
Апельсин на нее не обиделся.
А просто стал ждать.
В счастье время казалось пушинкой: минуты золотистыми бабочками порхали вокруг, весело кружили в воздухе, с легким шорохом улетали вдаль…
Апельсин знал, куда летят эти непоседы.
К его Девочке.
Всё хорошее, светлое, доброе в этом мире серебряным ручейком лилось к ней.
Апельсин был счастлив.
Потому что с той минуты, когда он познакомился с Девочкой, апельсин перестал быть — просто апельсином, он чувствовал себя солнышком — апельсиновым солнышком…
Вечером Девочка подбежала к подоконнику, взяла апельсин в руки, прижала к своим нежным щечкам. Апельсину стало трудно дышать от счастья
- Солнышко, а можно я тебя попробую? – ласково улыбнулась Девочка.
-Конечно… – едва слышно прошептал апельсин, поворачиваясь к Девочке самым сочным бочком.
Когда с него снимали кожицу, было больно.
Но апельсин улыбался.
Потому что улыбалась Девочка: осторожно касалась его пальчиками, каждую минуту подносила к лицу, чтобы вдохнуть его аромат.
Когда Девочка отломила дольку, стало еще больнее.
Но апельсин улыбался.
Потому что улыбалась Девочка, и всё вокруг становилось апельсиново-прекрасным: синий вечер за окном, звезды в небе, белые снежинки в свете фонаря…
С последней долькой боль стала невыносимой, она уже не умещалась в маленьком апельсиновом сердце и лилась по белым ручкам Девочки.
Но апельсин улыбался.
Потому что улыбалась Девочка, и апельсин чувствовал себя — солнышком.
И ему хотелось оставаться им до конца — солнышком для этой Девочки с волшебными зелеными глазами.
Только сейчас он понял, что самое главное счастье в жизни — это быть солнцем для кого-то…
- Можно? – Девочка дотронулась до последней долечки.
- Конечно! – засиял золотыми глазками апельсин.
И Девочка его съела.
А апельсин всё равно улыбался.
Он уже не был тем золотым шариком, нет.
Но он был.
Им пахли звезды, качающиеся в сиреневых волнах ночного неба.
Снежинки в золотом свете фонаря отдавали апельсиновым солнцем.
И нежные пальчики Девочки пахли апельсином.
Апельсин улыбался, потому что весь мир улыбался апельсиновым счастьем…
© Ира Степанова

Сказка вторая.
Апельсин (короткая романтическая)

Человек шел по улице, щурясь от резкого зимнего солнца. Он думал об экзамене, к которому не готовился, скандале с предками из-за очередной вечеринки, о том, что мешать портвейн с джином нехорошо, уходить не позавтракав — тоже, и в леденящий душу раз хочется в Париж… Оппаньки! В свежем сугробе у остановки — лежал апельсин. Золотой, блестящий и пахнущий летом.
Вот это удача! Он очистил апельсин, бросая на снег яркие корки, сунул в рот сразу несколько долек, и не успев прожевать, заскочил в подоспевший троллейбус. В институте он перехватил шпаргалку и неожиданно сдал экзамен. Старый пень профессор похлопал по плечу и пообещал «великое будущее».
Через неделю ему предложили работу в крупном туристическом агентстве. «Представитель фирмы обратил внимание на ваши выступления в аудитории и умение работать с людьми. Это нас заинтересовало». Он стал менеджером по продажам, через месяц снял квартиру на Мойке, через три — бросил институт — зачем… Дела шли неплохо. Японский телевизор, последней модели Пентиум, в ближайшей перспективе Тойота. Он бросил курить, пил только шампанское на презентациях фирмы и ел по утрам витамины. Работа, дом, подружка из новых агентов, холодный душ, работа, дом. Ему везло — деньги сами шли в руки. В мае он выиграл поездку в Париж, но ему туда уже не хотелось…
Человек шел по улице, щурясь от резкого зимнего солнца. В свежем сугробе у остановки — лежал апельсин. Золотой, блестящий, пахнущий летом. Человек, поднял апельсин, бережно стер снег с нежной шкурки… и протянул его девушке в толстой китайской куртке.
— Хотите?
Она взглянула удивленно-доверчиво и в глазах отразилось по маленькому рыжему шарику.
— А вы знаете — где-то водятся зеленые кошки!
Молчание — не дольше гудка в телефоне. Они рассмеялись и пошли от остановки, не разбирая дороги. Хочется написать, что жили они долго и счастливо и умерли в один день, но это в общем уже неважно…
А про апельсин забыли. Он остался лежать на снегу.
© Вероника Батхен, 1998

Сказка третья.
Три апельсина (Итальянская)

По всей Италии рассказывают историю о трех апельсинах. Но вот удивительно - в каждой местности ее рассказывают по-своему. Но Генуэзцы говорят одно, неаполитанцы - другое, сицилийцы - третье. А мы выслушали все эти сказки и теперь знаем, как все случилось на самом деле.
Жили когда-то король и королева. Был у них дворец, было королевство, были, конечно, и подданные, а вот детей у короля и королевы не было.
Однажды король сказал:
- Если бы у нас родился сын, я поставил бы на площади перед дворцом фонтан. И била бы из него не вино, а золотистое оливковое масло. Семь лет приходили бы к нему женщины и благословляли бы моего сына.
Скоро у короля и королевы родился прехорошенький мальчик. Счастливые родители выполнили свой обет, и на площади забили два фонтана. В первый год фонтаны вина и масла вздымались выше дворцовой башни. На следующий год они стали пониже. Словом, королевский сын, что ни день, становился больше, а фонтаны - меньше.
На исходе седьмого года фонтаны уже не били, из них по капле сочилось вино и масло.
Как-то королевский сын вышел на площадь поиграть в кегли. А в это самое время к фонтанам притащилась седая сгорбленная старушонка. Она принесла с собой губку и два глиняных кувшина. По каплям губка впитывала то вино, то масло, а старуха выжимала ее в кувшины.
Кувшины почти наполнились. И вдруг - трах! - оба разлетелись в черепки. Вот так меткий удар! Это королевский сын целился большим деревянным шаром в кегли, а попал в кувшины. В тот же миг иссякли и фонтаны, они уже не давали ни капли вина и масла. Ведь королевичу как раз в эту минуту исполнилось ровно семь лет.
Старуха погрозила скрюченным пальцем и заговорила скрипучим голосом:
- Слушай меня, королевский сын. За то, что ты разбил мои кувшины, я положу на тебя заклятье. Когда тебе минет трижды семь лет, на тебя нападет тоска. И станет она тебя терзать, пока ты не найдешь дерево с тремя апельсинами. А когда ты найдешь дерево и сорвешь три апельсина, тебе захочется пить. Тогда-то мы и посмотрим, что будет.
Старуха злорадно засмеялась и поплелась прочь.
А королевский сын продолжал играть в кегли и через полчаса уже забыл и о разбитых кувшинах, и о старухином заклятье.
Вспомнил о нем королевич, когда ему исполнилось трижды семь - двадцать один год. Напала на него тоска, и ни охотничьи забавы, ни пышные балы не могли ее развеять.
- Ах, где найти мне три апельсина! - повторял он.
Услышали это отец-король и мать-королева и сказали:
- Неужели мы пожалеем для своего дорогого сына хота три, хоть три десятка, хоть три сотни, хоть три тысячи апельсинов!
И они навалили перед королевичем целую гору золотистых плодов. Но королевич только покачал головой.
- Нет, это не те апельсины. А какие те, что мне нужны, и сам не знаю. Оседлайте коня, я поеду их искать
Королевичу оседлали коня, он вскочил на него и поехал Ездил, ездил он по дорогам, ничего не нашел. Тогда свернул королевич с дороги и поскакал напрямик. Доскакал до ручья вдруг слышит тоненький голосок:
- Эй, королевский сын, смотри, как бы твой конь не растоптал моего домика!
Посмотрел королевич во все стороны - никого нет. Глянул под копыта коню - лежит в траве яичная скорлупка. Спешился он, наклонился, видит сидит в скорлупке фея. Удивился королевич, а фея говорит:
- Давно у меня в гостях никто не бывал, подарков не приносил.
Тогда королевич снял с пальца перстень с дорогим камнем и надел фее вместо пояса. Фея засмеялась от радости и сказала:
- Знаю, знаю, чего ты ищешь. Добудь алмазный ключик, и ты попадешь в сад. Там висят на ветке три апельсина.
- А где же найти алмазный ключик? - спросил королевич.
- Это, наверно, знает моя старшая сестра. Она живет в каштановой роще.
Юноша поблагодарил фею и вскочил на коня. Вторая фея и вправду жила в каштановой роще, в скорлупке каштана. Королевич подарил ей золотую пряжку с плаща.
- Спасибо тебе, - сказала фея, - у меня теперь будет золотая кровать. За это я тебе открою тайну. Алмазный ключик лежит в хрустальном ларце.
- А где же ларец? - спросил юноша.
- Это знает моя старшая сестра, - ответила фея. - Она живет в орешнике.
Королевич разыскал орешник. Самая старшая фея устроила себе домик в скорлупке лесного ореха. Королевский сын снял с шеи золотую цепочку и подарил ее фее. Фея подвязала цепочку к ветке и сказала:
- Это будут мои качели. За такой щедрый подарок я скажу тебе то, чего не знают мои младшие сестры. Хрустальный ларец находится во дворце. Дворец стоит на горе, а та гора за тремя горами, за тремя пустынями. Охраняет ларец одноглазый сторож. Запомни хорошенько: когда сторож спит глаз у него открыт, когда не спит - глаз закрыт. Поезжай и ничего не бойся.
Долго ли ехал королевич, не знаем. Только перевалил он через три горы, проехал три пустыни и подъехал к той самой горе. Тут он спешился, привязал коня к дереву и оглянулся. Вот и тропинка. Совсем заросла она травой, - видно, в этих краях давно никто не бывал. Пошел по ней королевич. Ползет тропинка, извиваясь, как змея, все вверх да вверх. Королевич с нее не сворачивает. Так и довела его тропинка до вершины горы, где стоял дворец.
Пролетала мимо сорока. Королевич попросил ее:
- Сорока, сорока, загляни в дворцовое окошко. Посмотри, спит ли сторож.
Сорока заглянула в окошко и закричала:
- Спит, спит! Глаз у него закрыт!
- Э, - сказал себе королевич, - сейчас не время входить во дворец.
Подождал он до ночи. Пролетала мимо сова. Королевич попросил ее:
- Совушка, сова, загляни в дворцовое окошко. Посмотри, спит ли сторож.
Сова заглянула в окошко и проухала:
- Ух-ух! Не спит сторож! Глаз у него так на меня и смотрит.
- Вот теперь самое время, - сказал себе королевич и вошел во дворец.
Там он увидел одноглазого сторожа. Около сторожа стоял трехногий столик, на нем хрустальный ларчик. Королевич поднял крышку ларчика, вынул алмазный ключик, а что открывать им - не знает. Стал он ходить по дворцовым залам и пробовать, к какой двери подойдет алмазный ключик. Перепробовал все замки, ни к одному ключик не подходит. Осталась только маленькая золотая дверка в самом дальнем зале. Вложил королевич алмазный ключик в замочную скважину, он пришелся, как по мерке. Дверца сразу распахнулась, и королевич попал в сад.
Посреди сада стояло апельсиновое дерево, на нем росли всего-навсего три апельсина. Но какие это были апельсины! Большие, душистые, с золотой кожурой. Словно все щедрое солнце Италии досталось им одним. Королевский сын сорвал апельсины, спрятал их под плащ и пошел обратно.
Только королевич спустился с горы и вскочил на коня, одноглазый сторож закрыл свой единственный глаз и проснулся. Он сразу увидел, что в ларце нет алмазного ключика. Но было уже поздно, потому что королевич скакал во весь опор на своем добром коне, увозя три апельсина.
Вот перевалил он одну гору, едет по пустыне. День знойный, на лазурном небе ни облачка. Раскаленный воздух струится над раскаленным песком. Королевичу захотелось пить. Так захотелось, что ни о чем другом он и думать не может.
"Да ведь у меня есть три апельсина! - сказал он себе. - Съем один и утолю жажду!"
Едва он надрезал кожуру, апельсин распался на две половинки. Из него вышла красивая девушка.
- Дай мне пить, - попросила она жалобным голосом.
Что было делать королевичу! Он ведь и сам сгорал от жажды.
- Пить, пить! - вздохнула девушка, упала на горячий песок и умерла.
Погоревал над ней королевич и поехал дальше. А когда оглянулся, то увидел, что на том месте зеленеет апельсиновая роща. Королевич удивился, но назад возвращаться не стал.
Скоро пустыня кончилась, юноша подъехал к лесу. На опушке приветливо журчал ручеек. Королевич бросился к ручью, сам напился, вволю напоил коня, а потом сел отдохнуть под раскидистым каштаном. Вынул он из-под плаща второй апельсин, подержал его на ладони, и стало томить королевича любопытство так же сильно, как недавно томила жажда. Что скрыто за золотой кожурой? И королевич надрезал второй апельсин.
Апельсин распался на две половинки, и из него вышла девушка. Она была еще красивее, чем первая.
- Дай мне пить, - сказала девушка.
- Вот ручей, - ответил королевич, - вода его чиста и прохладна.
Девушка припала к струе и мигом выпила всю воду из ручья, даже песок на дне его стал сухим.
- Пить, пить! - опять застонала девушка, упала на траву и умерла.
Королевич очень огорчился и сказал:
- Э, нет, уж теперь-то я и капли воды в рот не возьму, пока не напою третью девушку из третьего апельсина!
И он пришпорил своего коня. Проехал немного и оглянулся. Что за чудо! По берегам ручья стеной встали апельсиновые деревья. Под густой зеленью их веток ручей наполнился водой и опять запел свою песенку.
Но королевич и тут не стал возвращаться. Он поехал дальше, прижимая к груди последний апельсин.
Как он страдал в пути от зноя и жажды, - и рассказать невозможно. Однако, рано или поздно, доскакал королевич до реки, что протекала у границ его родного королевства. Здесь он надрезал третий апельсин, самый большой и спелый. Апельсин раскрылся, словно лепестки, и перед королевичем появилась девушка невиданной красоты. Уж на что были хороши первые две, а рядом с этой показались бы просто дурнушками. Королевич взора не мог от нее отвести. Лицо ее было нежнее цветка апельсинового дерева, глаза зеленые, как завязь плода, волосы золотые, словно кожура спелого апельсина.
Королевский сын взял ее за руку и подвел к реке. Девушка наклонилась над рекой и стала пить. Но река была широка и глубока. Сколько ни пила девушка, воды не убывало.
Наконец красавица подняла голову и улыбнулась королевичу.
- Спасибо тебе, королевич, за то, что дал мне жизнь. Перед тобой дочь короля апельсиновых деревьев. Я так долго ждала тебя в своей золотой темнице! Да и сестры мои тоже ждали.
- Ах, бедняжки, - вздохнул королевич. - Это я виноват в их смерти.
- Но ведь они не умерли, - сказала девушка. - Разве ты не видел, что они стали апельсиновыми рощами? Они будут давать прохладу усталым путникам, утолять их жажду. Но теперь мои сестры уже никогда не смогут превратиться в девушек.
- А ты не покинешь меня? - воскликнул королевич.
- Не покину, если ты меня не разлюбишь.
Королевич положил руку на рукоять своего меча и поклялся, что никого не назовет своей женой, кроме дочери короля апельсиновых деревьев.
Он посадил девушку впереди себя на седло и поскакал к родному дворцу.
Вот уже заблестели вдали дворцовые башенки. Королевич остановил коня и сказал:
- Подожди меня здесь, я вернусь за тобой в золотой карете и привезу тебе атласное платье и атласные туфельки.
- Не надо мне ни кареты, ни нарядов. Лучше не оставляй меня одну.
- Но я хочу, чтобы ты въехала во дворец моего отца, как подобает невесте королевского сына. Не бойся, я посажу тебя на ветку дерева, вот над этим прудом. Тут тебя никто не увидит.
Он поднял ее на руки, посадил на дерево, а сам въехал в ворота.
В это время хромоногая, кривая на один глаз служанка пришла к пруду полоскать белье. Она наклонилась над водой и увидела в пруду отражение девушки.
- Неужели это я? - закричала служанка. - Как я стала прекрасна! Верно, само солнце завидует моей красоте!
Служанка подняла вверх глаза, чтобы посмотреть на солнце, и заметила среди густой листвы девушку. Тут служанка поняла, что видит в воде не свое отражение.
- Эй, кто ты такая и что тут делаешь? - со злобой крикнула служанка.
- Я невеста королевского сына и жду, когда он приедет за мной.
Служанка подумала: "Вот случай перехитрить судьбу".
- Ну, это еще неизвестно, за кем он приедет, - ответила она и принялась изо всех сил трясти дерево.
Бедная девушка из апельсина старалась, как могла, удержаться на ветвях. Но служанка раскачивала ствол все сильнее и сильнее. Девушка сорвалась с ветки и, падая, превратилась опять в золотистый апельсин.
Служанка живо схватила апельсин, сунула за пазуху и полезла на дерево. Только успела она примоститься на ветке, как подъехал королевич в карете, запряженной шестеркой белых коней.
Служанка не стала дожидаться, пока ее снимут с дерева, и спрыгнула на землю.
Королевич так и отшатнулся, увидев свою невесту хромоногой и кривой на один глаз.
Служанка быстро сказала:
- Э, женишок, не беспокойся, это все у меня скоро пройдет. В глаз мне попала соринка, а ногу я отсидела на дереве. После свадьбы я стану еще лучше, чем была.
Королевичу ничего другого не оставалось, как везти ее во дворец. Ведь он поклялся на своем мече.
Отец-король и мать-королева очень огорчились, увидев невесту своего любимого сына. Стоило ездить за такой красоткой чуть не на край света! Но раз слово дано, надо его выполнять. Принялись готовиться к свадьбе.
Настал вечер. Весь дворец так и сиял огнями. Столы были пышно накрыты, а гости разряжены в пух и прах. Все веселились. Невесел был только королевский сын. Его томила тоска, такая тоска, будто он и не держал никогда в руках трех апельсинов. Хоть снова садись на коня да поезжай неведомо куда, неизвестно за чем.
Тут ударили в колокол, и все сели за стол. А во главе стола посадили молодых. Слуги обносили гостей искусно приготовленными кушаньями и напитками.
Невеста попробовала одного кушанья, попробовала другого, но каждый кусок так и застревал у нее в горле. Ей хотелось пить. Но, сколько она ни пила, жажда не унималась. Тогда она вспомнила про апельсин и решила его съесть. Вдруг апельсин выкатился у нее рук и покатился по столу, выговаривая нежным голосом: Кривая кривда сидит за столом, А правда с нею проникла в дом!
Гости затаили дыхание. Невеста побледнела. Апельсин прокатился вокруг стола, подкатился к королевичу и раскрылся. Из него вышла прекрасная дочь короля апельсиновых деревьев.
Королевич взял ее за руки и подвел к отцу и матери.
- Вот моя настоящая невеста!
Злую обманщицу тотчас прогнали прочь. А королевич с девушкой из апельсина отпраздновали веселую свадьбу и прожили счастливо до глубокой старости.
Оригинал

Сказка четвертая.
Апельсин (Любимая)

Дак вот ехал я вечером на маленьком пароходишке. Река спокойнехонька, воду пригладила, с небом в гляделки играт – кто кого переглядит. И я на них загляделся. Еду, гляжу, а сам апельсин чищу и делаю это дело мимодумно.
Вычистил апельсин и бросил в воду, в руках только корка осталась. При солнечной тиши да яркости я и не огорчился. На гладкой воде место заприметил. Потом, как семгу ловить выеду, спутье не спутье, а приверну к апельсинову месту поглядеть, что мой апельсин делат?
Апельсин в рост пошел, знат, что мне надо скоро, – растет-торопится, ветками вымахиват, листиками помахиват. Скоро и над водой размахался большим зеленым деревом и в цвет пустился.
И така ли эта была распрекрасность, как кругом вода, одна вода, сверху небо, посередке апельсиново дерево цветет! Наш край летом богат светом. Солнце круглосуточно. Апельсины незамедлительно поспели. На длинных ветвях, на
зеленых листах как фонарики золоты. Апельсинов множество, видать, крупны, сочны, да от воды высоко – ни рукой, ни веслом не достанешь, на воду лестницу не поставишь.
Много городских подъезжало, вокруг кружили, только все
безо всякого толку. Раз буря поднялась, воду вздыбила. Я в лодку скочил, карбасов штук пятнадцать с собой прихватил, к апельсиновому дереву подъехал. Меня волнами подкидыват, а я апельсины рву. Пятнадцать карбасов нагрузил с большими верхами, и лодка полнехонька. На самой верхушке один апельсин остался. Пятнадцать карбасов да лодку с апельсинами в деревню пригнал. Вся деревня всю зиму апельсинами сыта была.
Меня раздумье берет, как достать остатный апельсин. В праздник, в тиху погоду подъехал в лодочке к апельсиновому дереву. А около дерева тоже в лодочке франт да франтиха крутятся. Франт весь обтянут-перетянут – тонюсенький, как былиночка. А франтиха растопоршена безо всякой меры, у нее и юбка на обручах. Франтиха выахиват:
– Ах, ах! Как мне хочется апельсина! Ах, ах! Не могу ни быть, ни жить без апельсина.
Франт отвечат: – Для вас апельсин? Я-с сейчас!
Поднялся обтянутой, тонконогой и, как пружинка, с лодки скочил. Апельсина не достал, на лодку упал, на саму корму. Лодка носом выскочила, франтиху выкинуло. Франтиха над водой перевернулась, на воду юбками с обручами хлопнулась и завертелась, как настояща пловуча животна! Франт в лодке усиделся, франтихе веревочку бросил и мимо городу на буксире повез.
Франтиха на лице приятность показыват, ручкой помахиват и так громко говорит:
– Теперь ненавижу в лодках ездить, как все, и ах как антиресно по реке самоходом гулять наособицу!
Городски франтихи с места сорвались, им страсть захотелось так же плыть и хорошими словами, сладким голосом на берегу гуляющих дразнить. Франтихи в воду десятками скакать почали.
Народ, который безработный был, много в тот раз заработали – мокрых франтих из воды баграми выволакивали. Смотреть было смешно, как на балаганно представленье.
К апельсиновому дереву воротился, дерево нагнул и апельсин достал.
Дело стало к вечеру, вода стихла, выгладилась, заблестела. Небо в воду смотрится, на себя любуется. Я стал апельсин чистить без торопливости, с
раздумчивостью. Вычистил апельсин, на себя оглянулся, а у меня только
корки в руках. Апельсин я опять мимодумно в воду бросил.
Должно, опять впрок положил.
Оригинал

@темы: про_Детей, Россия, про_Принцев, про_Принцесс, Авторские сказки, Народные сказки, Ссылки