Лин Чароит
Тщательно замаскированный монстр | Искренне не ваша | Ювелир-маньяк
Далеко-далеко, где всё ещё бродят по дремучим лесам медведи и рыси, а в болотах находят кости давно почивших мамонтов, течёт по тысячелетней тайге река Чара. Быстры и холодны её воды даже в жаркий летний полдень, и не всякий отважится искать в студёной воде спасение от зноя. Немало в том краю бурных извилистых рек, но только на берегах Чары находят фиолетовый камень, что так и назвали — чароитом. Нигде больше в целом мире не отыскать этот самоцвет, нигде больше не дала Мать-Земля жизнь фиолетовому чуду. А случилось это вот как.
В стародавние времена, когда мир был ещё совсем молод, жило в заповедной тайге на берегах Чары племя охотников. История не сохранила их имён, но были они искусны в ремесле и охоте и уважали жизнь чужую, как свою, прося у каждого добытого зверя прощения. И была в их племени старая шаманка, такая старая, что волосы её сделались белее самого белого снега, и глаза не видели уже более земного мира, а зрили только миры духов. Даже самые древние старики не помнили ни её родителей, ни её саму в молодые годы, потому что время выбелило волосы шаманки уже тогда, когда старики эти лежали в колыбелях. И потому говорили, что лет ей столько же, сколько небу и земле, и день, когда покинет старая шаманка мир людей, будет последним днём и для всех остальных. Но только улыбалась мудрая женщина, когда спрашивали её об этом, и снова брала в руки бубен, наколдовывая охотникам удачу в тайге.
День за днём и год за годом шло всё своим чередом: рождались дети и умирали старики, приносили охотники богатую добычу, а старая шаманка била в бубен. Но всё реже и реже делала она это, и шёл уже по деревне благоговейный шёпот, что заканчиваются дни старой шаманки, и мир тоже идёт к своему концу.
И весной, когда вскрылись ото льда реки, за два дня до полнолуния наказала шаманка никому не выходить ночью из дому, кто бы что ни слышал. В первую ночь слышали люди звуки бубна да вой волков, но помнили все наказ, и никто не вышел. Во вторую ночь к бубну и волкам присоединились птицы лесные большие и малые, которым по чину ночью спать положено, но снова никто не вышел, потому что помнили люди наказ шаманки. На третью ночь, в самое полнолуние, будто весь лес встал с ног на голову, но сидели люди смирно в своих жилищах. Но нашёлся один молодой охотник, горячий сердцем да любопытный не в меру — нужно было ему непременно узнать, отчего весь лес ходуном ходит. Уж как ни просили, ни молили его остаться, взял он лук со стрелами, да и пошёл на звук в самую чащобу.
Долго ли, коротко ли шёл молодой охотник, вышел он к берегу Чары-реки и то, что увидел он там, едва ли можно описать словами: в лунном свете над водной гладью пела и танцевала старая шаманка, и весь лес, все твари водные, лесные и небесные (частью такие диковинные, что и не опишешь) вторили её песне. И когда ударяла она в бубен, разлетались во все стороны фиолетовые капельки, падая в воду и в лес, и с каждым ударом темнели её волосы и разглаживались морщины на лице, пока не превратилась шаманка из древней старухи в юную девушку. И замолкли тогда звери и птицы, и в полной тишине промолвила она:
— Кончилось время моё на земле, братья-духи зовут обратно в верхние миры. Но прикипела я к вам сердцем, люди среднего мира, и потому не оставлю вас без своей защиты и помощи.
И ударила шаманка последний раз в бубен, и ослеп молодой охотник от фиолетового сияния, а когда очнулся — не было ни шаманки, ни зверей диковинных, да и луна зашла почти. Вернулся он тогда в деревню и рассказал всё, как видел. Не поверили ему сначала, да только старая шаманка и впрямь пропала, а берег Чары весь оказался следами неизвестных зверей и птиц усыпан.
Много лун прошло с тех пор, и забылась легенда, да только нашли в нынешние уже времена в долине Чары фиолетовый камень, что нигде больше на свете не встречается. Камень этот особенный — как будто вплетены в него шёлковые нити. Говорят, что помогает он тем, кто ищет мудрости и творит доброе колдовство — так добрая богиня, что когда-то жила среди людей, держит своё обещание.

@темы: Авторские сказки, Россия